Домой / Проблемы / Зависимости / Общая картина пищевой зависимости: как мы становимся рабами еды?

Общая картина пищевой зависимости: как мы становимся рабами еды?

Общая картина пищевой зависимости: как мы становимся рабами еды?

Пищевую зависимость можно сравнить с лифтом, который постоянно движется вниз. При желании из него можно выйти на любом этаже. Но специалистам, занимающимся лечением зависимости, трудно предугадать, когда именно их пациент выйдет, и выйдет ли вообще.

Этот вопрос остается для них тайной и служит источником многих разочарований. Как и любая другая форма зависимости, пищевая зависимость представляет собой хроническое заболевание, которое активно прогрессирует, если не заниматься его лечением.

Не так давно мы рассказали этапы развития этой болезни на примерах реально существующих пациенток. Если внимательно посмотреть на фрагменты их жизни, сопряженные с пищевой зависимостью, можно выделить 3 четких стадии.

Первая из них – начальная

Первая из них – начальная

На текущем этапе пищевые наркоманы лишь изредка теряют над собой контроль, поддаваясь приступам переедания. Большинство людей выглядят при этом вполне нормальными и здоровыми, время от времени уступая тяге к чрезмерному потреблению каких-либо продуктов.

Переживая первичную стадию заболевания, люди испытывают чувство вины, но ради удовлетворения своей страсти они готовы пойти даже на ложь и воровство. В этот период еще можно остановить дальнейшее развитие зависимости, если просто отказаться от тех продуктов, которые становятся причиной переедания (хотя отказ и дается с трудом).

Однако ощущения вины и стыда на этом этапе еще недостаточно сильны, чтобы подвигнуть человека на радикальные меры. Пищевые наркоманы, как и все мы, живут в обществе, где обжорство поощряется: шведский стол, праздничные застолья, мероприятия, на которых главным угощением является жирное или сладкое блюдо.

Переедание в наших реалиях – норма, поэтому так непросто распознать человека, страдающего пищевой зависимостью.  Все зависит от наблюдателя. Не имея четких критериев, начинающий пищевой наркоман может с легкостью признать свое поведение самым обычным, нисколечко не выходящим за рамки нормы.

А дальше его подстерегает средний этап

А дальше его подстерегает средний этап

На этой стадии большинство людей, страдающих пищевой зависимостью, отмечают у себя нежелательное увеличение веса и периодически прибегают к различным диетам. Некоторые из них для контроля веса используют также очистительные процедуры (вроде вызывания рвоты или обильный прием слабительных препаратов), кто-то прибегает к повышенным физическим нагрузкам или сознательно ограничивает количество потребляемой пищи.

Однако такое поведение характерно не только для пищевых наркоманов, но и для людей, подверженных эмоциональному перееданию. Вот почему на начальном этапе можно принять пищевую зависимость за нарушение пищевого поведения и поставить неправильный диагноз.

Но уже на средней стадии у людей, зависимых от еды, можно выявить специфические формы поведения, характерные именно для этого заболевания. Один из таких тревожных признаков – это стремление создать большой запас каких-либо продуктов питания, и особенно, если их не так просто найти в ближайшем гастрономе (в таких случаях эти продукты, как правило, припрятывают в укромном месте).

Иногда пищевые наркоманы не останавливаются и перед кражей в магазине. Нередко они доедают то, что оставили другие люди. При этом они почти всегда лгут о своем питании – что они едят и особенно сколько, причем обманывают не только других, но и самих себя. А потом с удивлением спрашивают: «Почему я не худею? Ведь я ем только здоровую пищу!».

Они не считают, что едят много. Только ведение дневника питания помогает вспомнить о том, что каждый день они пьют колу, съедают на завтрак сладкие булочки с джемом, набивают карманы конфетами, без счета кладут сахар в кофе и чай.

Как и страдающие алкоголизмом, на этом этапе они утверждают, что «хотят захотеть остановиться» и верят, что в состоянии контролировать свое питание («Мне просто не хватает силы воли», — говорят они), но на самом деле зависимые люди уже не способны соблюдать никаких ограничений, как бы сильно им этого ни хотелось.

Начинает развиваться поздняя стадия зависимости

Начинает развиваться поздняя стадия зависимости

На столь глубоком этапе пищевые наркоманы, наконец, понимают, что не могут контролировать свое пищевое поведение, хотя не все из них доживают до этого времени. Они очень долго отказываются признавать, что диабет, сердечные приступы и инсульты – прямое следствие их невоздержанности в еде.

Лишь малая доля зависимых от еды людей успевает осознать это прежде, чем оказывается на дне трясины. Они видят, что им не помогли ни диеты, ни гипноз, ни специализированные клиники, ни группы поддержки. Разговорная терапия очень эффективна при решении многих проблем, но пищевая зависимость, как оказалось, к ним не относится.

Девушка из первой истории благодаря разговорной терапии научилась значительно лучше контролировать свое поведение, но приступы переедания у нее не прекратились. По большому счету, то, что она разобралась в причинах своего заболевания и выяснила, какую роль сыграл в этом школьный эпизод насилия, мало ей помогли.

Во втором случае девушка настолько стыдилась своего поведения, что не раскрыла всю тяжесть внутреннего состояния ни врачу, ни диетологу, ни психотерапевту. Она боялась услышать рекомендацию есть меньше, поскольку прекрасно знала – сделать этого будет не в силах. Поэтому никто не понимал, насколько напряженную борьбу она вела. На поздней стадии развития пищевой зависимости неизбежно проявляются медицинские последствия заболевания.

Как и в случае ожирения или серьезного нарушения пищевого поведения, у людей, страдающих зависимостью, часто развивается диабет, артериальная гипертония, сердечно-сосудистые заболевания, депрессия, тревожность и прочие физиологические и психологические недуги. Подобные медицинские состояния способны сократить продолжительность жизни на 5-10 лет, что и произошло с пациенткой из второй истории.

Нельзя не приветствовать решение медицинского сообщества признать в 2013 году ожирение самостоятельным хроническим заболеванием, которое требует серьезного лечения. Это стало отличным стимулом для научного изучения причин, способов лечения, а также последствий ожирения.

Однако подобные исследования вряд ли могут помочь людям, страдающим пищевой зависимостью, если только при этом не затрагивается исследование первопричины заболевания – злоупотребление определенными продуктами.

Кому в лечении пищевой зависимости помогают операции?

Кому в лечении пищевой зависимости помогают операции?

Многим пациентам с крайней степенью ожирения может помочь бариатрическая хирургия(например, бандажирование или шунтирование желудка) и прием медицинских препаратов. Но если при этом пациент находится на поздней стадии пищевой зависимости, то не пройдет и года, как он снова начнет переедать, а вскоре потеряет все результаты лечения.

Хотя большинство бариатрических клиник предупреждают пациентов, что для успешного исхода заболевания они должны ограничить потребление сахара и крахмала, специалисты вынуждены признать, что примерно через 5 лет у почти 60% пациентов показатель веса возвращается к первоначальным значениям.

Эти люди неспособны в течение долгого времени соблюдать режим питания, рекомендованный врачом (можно предположить, что оставшиеся 40% не имели пищевой зависимости, хотя достоверных подтверждений этому пока нет).

Для успешного результата после бариатрической операции человеку, зависимому от пищи, необходимо в послеоперационный период обратить особое внимание на лечение самой зависимости. Проще говоря, у пациента нет шансов на выздоровление, если его тягу к еде не выявить своевременно и не подвергнуть лечению.

Как бы жестоко это ни звучало, но получается, что мы оставляем пищевого наркомана живым лишь для того, чтобы он мог продолжать заниматься обжорством. К сожалению, именно так и случилось во второй истории.

Многоликая и неуловимая – когда лечение зависимости оборачивается успехом?

Многоликая и неуловимая – когда лечение зависимости оборачивается успехом?

В настоящее время медики во всем мире выявляют большое количество людей с пищевой зависимостью, а самое печальное – уже в последней стадии этого заболевания. Многие из них страдают крайней степенью ожирения, поэтому не способны работать и практически изолировали себя от окружающих.

В конечном итоге ожирение может достичь такой степени, что эти люди не смогут даже подняться с кровати, чтобы дойти до туалета. Медицинскую помощь они смогут получать только на дому или же проведут остаток жизни в специализированных интернатах для инвалидов.

Оставался ли шанс у людей, истории которых мы рассказали в предыдущих статьях, получить право на здоровую жизнь? Если бы им вовремя оказали более эффективную помощь и, если бы их лечение направили не только на избавление от ожирения, но обратили внимание на явные признаки пищевой зависимости, которые у них наблюдались, удалось бы им выбраться из пропасти обжорства?

По всей видимости, да. Ведь есть много историй с более счастливым концом, когда помощь оказали своевременно. После того как людей вылечили от пищевой зависимости, ожирение исчезло само собой. Будто его никогда и не было. Удивительно, но это факт.

К сожалению, неполная или неверная диагностика пищевой зависимости слишком часто встречается при лечении пациентов, которые испытывают трудности с весом и питанием. Зависимость от еды подобна оборотню – у нее множество лиц и у каждого человека она проявляется по-своему. Однако признаки ее проявления можно не заметить только в одном случае: если нет цели найти их.

Проверьте также

Дискриминация людей с лишним весом в современном обществе

Дискриминация людей с лишним весом в современном обществе

  Люди с лишним весом и так встречаются с дискриминацией постоянно! Содержание статьи: Восприятие обществом …

Добавить комментарий